Чему не учат в вузе. Какие работники нужны современной экономике?

Чему не учат в вузе. Какие работники нужны современной экономике?

Чему учитьcя, без каких навыков не найти себе место на трансформирующемся рынке труда и актуальны ли дипломы вузов? На эти вопросы искали ответы участники дискуссии «Учиться, чтобы работать в 21-м веке: кейс Беларуси».

Известные профессии и привычные подходы уходят в прошлое

Мир стал более неопределенным, неустойчивым и абстрактным, чем был 15-20 лет назад.

− Это хорошо заметно на примере наших родителей. Одного фундаментального образования им хватало, чтобы войти в профессию и проработать на одном месте всю жизнь, − говорит координатор программ по аутсорсингу, разнообразию и инклюзии EPAM Анна Бондаренко.

Но сегодня большинство профессий трансформируются с регулярным постоянством, а их представителям приходится все время чему-то доучиваться. Не отставать от постоянных преобразований позволяют новые образовательные возможности. Это и удаленное обучение, и саморазвитие, и программы онлайн, виртуальной или дополненной реальности.

− Раньше процесс обучения, к примеру, бурильщика или пилота был очень затратным. Сейчас технологии позволяют менять подходы к обучению, делая его более доступным, − считает Анна Бондаренко.

Соучредитель архитектурной студии Level 80 architects Катерина Ковалёваподчеркивает: при такой скорости трансформаций и достаточно коротких сроках выполнения проектов, например, в архитектурных компаниях работать индивидуально было бы сложно. То, что раньше архитектор долго и неспешно делал в одиночку, сейчас быстро выполняют команды из нескольких специалистов.

Атлас новых профессий прогнозирует, что к 2030 году исчезнут 57 ныне известных профессий, а им на смену придут 186 новых.

− Часть новых профессий являются интеринституциональными. К примеру, с учетом более высокой осознанности общества по отношению к экологическим проблемам, те люди, которые являются «экологическими евангелистами», будут востребованными, особенно если они обладают знаниями, допустим, в технологии производства одежды, − рассказывает Анна Бондаренко.

Работникам уже сегодня приходится быть специалистами в близких или пересекающихся профессиональных областях.

Отлично уметь делать что-то одно больше недостаточно

Трансформация экономики и рынка труда меняет запрос на качества и навыки работников. Участники дискуссии говорят, что работодатели начинают больше внимания уделять человеческим качествам соискателей, их способности работать в команде, принимать людей другой культуры и отличающихся от них по каким-либо другим причинам, придумывать что-то новое, а не двигаться по наработанным шаблонам.

В высокотехнологичном бизнесе востребованы гибридные навыки: сочетание так называемых hard skills и soft skills – профессиональных или технических навыков и универсальных компетенций, в том числе личностных качеств. Вместе с ними более актуальными становятся предпринимательские навыки – умение нестандартно мыслить, предлагать креативные решения, выходить за привычные рамки. Вслед за IT на это будет обращать внимание бизнес, нацеленный на результат, работающий на международном рынке.

Такой запрос говорит о том, что подход и отношению к образованию существенно изменились.

− Вы реже найдете требование к наличию академического диплома в пользу большей ориентации на практические навыки. Речь идет о том, что конкретно человек умеет, а не о наличии формального образования, − добавляет Анна Бондаренко.

Для будущих успешных работников становится важным стремиться к развитию более широкого кругозора, накоплению разнотипных знаний и умений, чтобы быть способным реализовать себя в смежных сферах. А еще уметь быть автономными, самостоятельно регулировать свои задачи и сроки выполнения работы.

Формальное или неформальное: что нужнее?

Старшая преподавательница кафедры «Градостроительство» БНТУ Полина Вардеванян напоминает, что в Беларуси формальное высшее образование все же имеет большой вес и авторитет. И продолжит играть существенную роль в подготовке профессионалов.

− У формального высшего образования есть два преимущества: широкий набор общеобразовательных дисциплин и длинный список преподавателей, − отмечает она.

Преподаватель истории Европейского колледжа Liberal Arts в Беларуси (ECLAB) Алексей Браточкин, замечает, что после вузов молодым людям приходится наверстывать многие важные для работы знания и навыки.

− Например, я после завершения учебы в БГУ понял, что какие-то нужные вещи мы вообще не изучали. И после университета занимался самообразованием, − говорит историк.

Более гибким эксперты считают неформальное образование – там часто меняются программы, цели и задачи обучения. Оно имеет более индивидуальный подход, упор на международные практики, близость к запросам рынка труда и позволяет за более короткий срок расширить свой кругозор или освоить конкретные навыки.

− Преподаватели в сфере неформального образования регулярно ездят на международные конференции и стажировки. Когда же я работал в Белорусском национальном техническом университете, я не мог себе этого позволить по разным причинам. Когда преподавателям не дают возможности повышать собственную квалификацию за свой счет, это самое ужасное, что происходит в сфере образования, — считает Алексей Браточкин.

Но неформальное образование не сможет заменить формальное, особенно в тех профессиях, где важны фундаментальные знания.

Анна Бондаренко считает, что новые вызовы и характеристики людей нового поколения ставят перед образованием совершенно иные задачи, чем было много десятилетий до этого. Это означает, что старые подходы не способны формировать те профессиональные и личностные качества, которые будут востребованы в будущем. И образовательным структурам предстоит меняться вслед за происходящими в экономике переменами.

Источник