Исследование: 75% работ беларуских студентов − плагиат

Исследование: 75% работ беларуских студентов − плагиат

Исследование: 75% работ беларуских студентов − плагиат

Кто исследовал и с какими целями

Исследование провели Пётр Рудковский, директор BISS, кандидат в области гуманитарных наук, и Вадим Можейко, аналитик BISS, кандидат культурологии. Их работа − это часть масштабной инициативы Центра Острогорского по реформе высшего образования в Беларуси. Пётр и Вадим поставили в исследовании четыре цели:

  1. Убедиться, что проблема плагиата действительно существует;
  2. Установить самые распространенные формы плагиата;
  3. Оценить масштаб проблемы;
  4. Установить факторы, которые стоят за этой проблемой.

Анонимный опрос

Как источник данных исследователи взяли анонимный опрос Baltic Internet Policy Initiative, который провели в декабре 2016 − январе 2017 года. Также BISS поговорил в ноябре 2018 года с беларускими преподавателями. По анонимному опросу результаты были такие:

  • 74% выдавали за свои письменные работы бесплатные рефераты, скачанные в интернете;
  • 63% пересказывали своими словами чужие тексты без ссылки на источник;
  • 61% прямо копировали чужой текст без указания источника;
  • 45% использовали письменные работы других студентов;
  • 32% переводили тексты на иностранном языке и выдавали за свою работу;
  • 30% покупали письменные работы.

Вадим Можейко в 2016-2018 годы преподавал в БГУФК и руководил 15-ю курсовыми и дипломными работами. По его словам, «прямой плагиат присутствовал в каждой из этих работ в той или иной форме − от использования определенных частей чужой работы до попытки сдать письменную работу, целиком скачанную в интернете». Пётр Рудковский преподавал в Университете Лазарского в Варшаве, где, как и в других европейских вузах, широко используется специальная программа для поиска плагиата в работах. Но, по его словам, студенты используют «межъязыковой плагиат», который программа распознать не может.

Схема «межъязыкового плагиата» такова: студент находит текст на русском, переводит на английский с помощью гугл-переводчика и немного редактирует (и то не всегда). Результат он копирует в Microsoft Word, подбирает англоязычные названия научных работ, которые указывает в библиографию и в сносках. И сдаёт вот такую работу. По словам Петра Рудковского, из 55 письменных англоязычных работ 24 были плагиатом из русскоязычных источников и один раз − из польскоязычного источника.

Можейко, ссылаясь на интервью с преподавателями, говорит, что 70-75% письменных работ беларуских студентов содержат плагиат. Преподаватели же бывают очень снисходительны к учащимся, а это приводит к тому, что студенты выбирают лёгкий путь и относятся к учёбе менее серьёзно, теряют мотивацию. Также Можейко отмечает неспособность многих первокурсников писать академические работы и отсутствие у преподавателей мотивации для борьбы с плагиатом − в первую очередь это финансовый вопрос.

Что рекомендуют исследователи

Можейко и Рудковский советуют учить студентов критическому мышлению и написанию академических работ, а также создать финансовые стимулы бороться с плагиатом, использовать программы по поиску плагиата, изменить нагрузки на студентов и преподавателей, сменить систему набора в вузы и не рубить сплеча.

Рудковский отмечает, что в Беларуси 250-300 тысяч студентов. Если хотя бы половина из них занимается плагиатом, то за семестр тратится от 700 тысяч до миллиона часов на «продуцирование фикций». Тут ещё стоит добавить 300-500 тысяч часов, которые тратят преподаватели на проверку этих работ. Также прибавим расходы в виде бумаги и тонера. «Умножьте на 10, 15, 20 лет существования такого положения дел − и вы увидите, что мы столкнулись чуть ли не с самым масштабным расточительством», − говорит Рудковский. Он считает, что это приводит к привыканию людей − они продолжат «продуцировать фикции» и дальше в жизни: «Не надо тешиться иллюзиями, что студент, который систематически прибегает к плагиату в вуз, перестанет это делать по окончании учебного заведения».

Источник